Cofix |  Июнь 2017

Idée Fixe

Экспансия Cofix  в России

Idée Fixe

Ави Кац, основатель израильской сети Cofix, обещает открыть в России 1000 точек и уверен — условия для такой экспансии более чем благоприятны. Убежден, что это полностью изменит рынок.



МЫ ПОЙДЕМ ДРУГИМ ПУТЕМ


За свою жизнь я создал несколько разных типов бизнесов (помимо Cofix Ави Кац основал, например, частный инвестиционный фонд Hagshama, позволяющий мелким инвесторам участвовать в глобальных проектах в области недвижимости. — Прим. ред.). И все они реально изменили окружающую экономическую среду. Успех связан не с моей личной гениальностью или сверхъестественным озарением. Я исхожу из мудрости простоты: чем проще — тем лучше.


Вы встаете утром, берете стакан, кладете кофе, сахар, наливаете воду, добавляете молоко. Дома все это выходит около 10 рублей. И следующий вопрос: «Почему за этот 10-рублевый напиток я плачу 200 на улице? Да и простой сэндвич не может и не должен стоить 300 рублей…» Я изучил все возможные ответы на эти вопросы и понял, что нужно работать по-другому, принципиально изменить схему и подходы к работе.

Кофейня только с кофе: как устроен этот бизнес


ГОТОВНОСТЬ К ПЕРЕМЕНАМ


Прежде чем выйти на новый рынок, мне важно понять, насколько люди здесь готовы к переменам и ждут ли они их. В России есть целый класс молодых продвинутых людей, опережающих западные страны по открытости инновациям в любых сферах. Возможно, это незаметно тем, кто живет здесь постоянно, но «снаружи» очень бросается в глаза. Здесь я по-настоящему почувствовал, что общество готово к изменениям.



СОЦИАЛЬНАЯ НЕСПРАВЕДЛИВОСТЬ


Следующий шаг моего изучения рынка — выяснение разницы между себестоимостью продукта и тем, за сколько он продается конечному потребителю, есть ли в ней потенциал для того, чтобы революция могла произойти. В Москве себестоимость и конечные цены отличаются наверное сильнее, чем где-либо в мире, — больше чем в 10 раз. Сравнимая ситуация в Лондоне. И как бы курьезно ни звучало, на мой взгляд, это одна из причин, почему британцы проголосовали за брексит. Разница между стоимостью кофе в заведениях и себестоимостью — яркий признак социальной несправедливости. В Израиле мы открыли Cofix, когда цены в кофейнях были завышены в семь раз. И люди стояли в очереди к нам не только для того, чтобы сэкономить, а для того, чтобы выразить протест против несправедливой политики других игроков рынка.

Кафе и рестораны в жизни женщин. Инфографика


НАРОДНЫЕ МАССЫ


Разумеется, при выходе в новые регионы я оцениваю и потенциал расширения аудитории.


Есть три типа гостей, которые придут в Cofix. Те, кто приходит в рестораны и кафе не потому, что проголодались, а потому, что в данный момент могут себе это позволить. С нами они могут изменить свои привычки и отправляться в кафе, когда им этого хочется.


Вторая категория не ходит на ланчи, приносит на работу сэндвичи или лотки с едой из дома, пьет бесплатный кофе в офисе. Это еще и подростки и студенты. Все эти люди никогда не были постоянными клиентами ресторанов и кафе. Мы впервые привлекаем их в нашу индустрию.


И, наконец, есть люди старшего поколения, которым в голову не приходило, что можно что-то купить в кафе, когда все можно приготовить дома в несколько раз дешевле. Мама моего близкого друга, например, с тех пор как появился Cofix, минимум раз в неделю встречается с подружкой в кофейне. Она говорит: «Мне всегда хотелось выпить кофе, чтобы кто-то мне его приготовил, а не я сама на кухне».


Да, открытие нашей сети — это еще и эмоционально важное событие для людей. У меня много историй, когда люди благодарят нас за открывшиеся возможности. И они очень важны для меня.

Доступность кофеен, в первую очередь, – психологический фактор


РОССИЯ — ОДНОЗНАЧНО!


Все три благоприятных условия для запуска Cofix — готовность людей к изменениям и потребность в них, несправедливая разница между себестоимостью и ценой в заведениях, возможности расширения аудитории общепита — есть в России. И выход на этот рынок был для меня очевиден почти за два года до открытия первой кофейни. Но я понимал, что идти в такую страну, как Россия, в одиночку нельзя. Да и вообще я недостаточно способный и образованный, чтобы самостоятельно управлять бизнесами, которые придумываю.


Мы вели переговоры как минимум с десятью разными группами инвесторов. Хороший партнер или плохой партнер — это на всю жизнь, как говорила моя мама. И я довольно долго не мог найти людей, у которых бы почувствовал внутреннее соответствие нашей концепции, с которыми мог бы сотрудничать, не идя на компромиссы. В конце концов все сложилось хорошо. Наше партнерство с Melsons Group и ADG Group уже сейчас весьма успешно. Мы стали не просто партнерами, а друзьями, и я знаю, что любой другой бизнес, который я хочу и буду делать в России, буду делать с ними.

Продажи кофе в России увеличились в 1,5 раза


ПЛАТА ЗА ВХОД


Сеть, которая хочет быстро развернуться в такой огромной стране, обязана иметь франчайзи. Мы знаем, как сделать все процессы технологичными. Все действия в Cofix максимально стандартизированы и упрощены. Модель настолько четкая и отлаженная, что ни от партнеров, ни от франчайзи мы не ждем знаний ресторанного дела. Нам нужны просто взрослые ответственные люди с достаточным жизненным опытом, чтобы управлять сотрудниками, те, кто действительно хочет иметь свое дело и не зависеть от работодателя.


У нас низкомаржинальная модель. Успех или провал зависит от эффективного управления. В каждом кафе нужен настоящий хозяин, и этот хозяин — франчайзи. В Cofix благоприятные условия не только для входа в бизнес (общая сумма инвестиций в открытие 4 млн рублей вместе с паушальным взносом, кроме того, франчайзер предоставляет помещение и обеспечивает централизованные закупки. — Прим. ред.), но и выхода из дела. Мы помогаем продать бизнес, и чаще всего такие сделки весьма выгодны. И, разумеется, для франчайзи очень удобно то, что сеть, а не он лично арендует недвижимость.


Обычно франчайзеры стараются всячески переложить предпринимательские риски на франчайзи. Но, на мой взгляд, это большая ошибка. Дать больше преимуществ своим франчайзи, обеспечить им возможности вести успешный бизнес — значит обезопасить себя от конкурентов, сохранить свою сеть. Перекидывать проблемы на франчайзи — недальновидно и неразумно. От их неудач проиграете и ты, и твой бренд.


Мы постарались в Cofix создать теплый «кокон» для тех, кто хочет развиваться с нами. Причем даже те правила, которые кажутся достаточно жесткими (отсутствие кредитов на закупку продуктов, например), в конечном счете работают на формирование максимально комфортных и в деловом, и в эмоциональном плане условий сотрудничества.

В кофейнях Москвы выпивают более 50 тысяч порций кофе


РЕВОЛЮЦИЯ СВЕРШИЛАСЬ


В современном мире мы не говорим о революции в старом, историческом смысле, когда свергали правительство. Мы говорим о бизнесе и о коммерческих революциях. И я — тот капиталист, который заинтересован в таких кардинальных изменениях. Да, капитализм — единственный метод, который позволяет развивать общество. Но в современном открытом мире, когда информация доступна всем, капитализм грубого, свинского типа работать не может. Можно и разрешается хотеть быть богатым. Можно претендовать на больший доход, если я работаю тяжело, больше других. Но очень важно, чтобы ты еще и что-то давал окружающим, а не только забирал. И это новый, современный мир. Это не лозунги — я живу этим.

Открытие кофейни: чек-лист


Опубликовано:
13/06/2017

Рекомендуем

Интервью

Управление сетевыми ресторанами

Александр Орлов: «Чем больше будет ресторанов, тем лучше всем»
Личный опыт

От Москвы до самых до окраин…

Бизнес по франшизе. Эксперты рынка делятся собственным опытом
Личный опыт

Старт без риска

Как развиваются франчайзинговые проекты?
Интервью

Стагнация на руку

Российский рынок интересен зарубежным рестораторам
Личный опыт

Большим тиражом

Франшиза как инструмент популяризации концепции
Интервью

«Наш бизнес — это наш образ жизни. Мы фанатики!»

Михаил Соколов и Тимур Дмитриев — тандем одних из самых ярких рестораторов из Санкт-Петербурга